Альманах Победы. 6-й выпуск

Дорогие друзья! Поздравляем вас с 75-летней годовщиной Великой Победы!  Это особый праздник для всех нас.  В этот день мы испытываем не только радость, гордость за свою страну, но и  великую скорбь.

Спасибо вам за то, что помогаете сохранить память об отцах, дедах и просто близких людях, которые выстояли в этой страшной войне и  отстояли нашу Родину.

Сегодня мы публикуем не только ваши материалы, но и интересные исследования о военном времени.

 

Людмила Владимировна Соловьева, учащаяся программы «Литературное творчество в современном мире», прислала очерк о деде, Афанасии Петровиче Соловьеве.

Калач – маленький городок больших событий

Сталинградская Победа начиналась именно в этом городишке, что располагается в южной части Волгоградской области, в излучине реки Дон, в 80 километрах западнее Волгограда. Именно здесь и писалась заключительная страница Сталинградской битвы, которая закончилась разгромом многотысячной группировки 6-й армии вермахта и соединений гитлеровской коалиции.

В планах немецкого командования эти места имели стратегическое значение – это был плацдарм для решающего удара с запада по Сталинграду. Но замысел фашистов забуксовал и споткнулся: в Большой излучине Дона развернулись ожесточённые бои; на пути встали такие, как мой дед. В одном из боёв, в ноябре 1942 года, он погиб. Со слов однополчанина, в полуметре от разудалого гармониста и балагура разорвался снаряд…

Жизнь продолжается: простого рядового Её Величества Пехоты – Афанасия Петровича Соловьева – знает, чтит и помнит его праправнук, пятилетний Саша.


 

История одной фотографии

 

Во 2-м выпуске нашего альманаха была опубликована история фотографии  Усенко Ивана Ивановича с семьей. Он воевал в составе артиллерийских войск 1-го Украинского фронта, дошел до Берлина, участвовал в освобождении Праги.

Сегодня мы  публикуем новое стихотворение его внучки, студентки курса «Литературное творчество и журналистское мастерство» гуманитарного факультета Марии Борисовны Чистопольской. Оно посвящено семейной фотографии, история которой опубликована во 2-м выпуске нашего альманаха.

 Старое фото

Старое фото в семейном альбоме,
С детства я помню его и люблю…
Время военное. Год сорок первый.
Историю снимка я вам расскажу…

Лица красивые, светлые очень,
Фото на память, пришли в ателье,
Бабушка в платье нарядном присела,
Маме пять лет, но серьезна уже …

Светлое платьице в милый горошек,
Легкое, летнее, с белым жабо,
Русая челка, короткая стрижка,
Детство военное к маме пришло…

Слева на фото красавец военный,
Младший братишка – Ванюша, Иван.
Перед отправкой на фронт он приехал
К Вале, сестрице, в отпуск двухдневный.

Выпуск училища был очень срочный,
Военное время, призыв стартовал,
Наш лейтенант молодой, неженатый,
Свой аттестат Валентине отдал…

Старый фотограф, заметно волнуясь,
Две фотографии с грустью вручал…
Бабушка чудом свою сохранила,
Снимок второй на войну Ваня взял…

С ним и прошел всю войну до Берлина,
Смело сражался, наград и не счесть…
Счастье какое! Живым он вернулся!
Службу продолжил, семья уже есть …

Жизнь пролетела в делах и заботах,
Достойно прожили герои мои.
Нет их уже, только есть это фото!
Смотрят на нас и БЕССМЕРТНЫ они…


Михаил Васильевич Тузов, студент гуманитарного факультета, прислал нам материалы о своем отчиме, Петре Ивановиче Королеве, и его военный дневник.  В статье использованы рукописные и другие материалы, обработанные в 2018 году Еленой Новиковой, внучкой П.И. Королёва, хранительницей архивов и его наград, а также выдержки из СМИ, устные воспоминания о войне и других этапах жизни  Петра Ивановича Королева, который  прошел войну от Москвы до Берлина, закончив ее в составе 346-й Дебальцевской дивизии.

Воспоминания о войне

 

 

Детская память сохраняет все значимые события на всю жизнь.

В 4,5 года, летом, на прогулке детского сада около прудика, воспитательница направила меня к приехавшей маме. Прибежал. Мама познакомила меня с дядей Петей, на которого я смотрел снизу вверх, и не знал, что делать дальше.

Через 7-8 месяцев, ярким солнечным мартовским днём (были сугробы, но уже вовсю бежали ручьи), мы с отчимом возвращались с Бабушкинского рынка. Вдруг послышался сильный гул. Затем, почти над головой, по всему небу несколькими эшелонами, стройными рядами, пролетели тяжёлые самолёты. Возбуждение и эмоции были настолько сильными, что я воскликнул: «ПАПА, смотри, самолёты». И осёкся, поскольку неожиданно для себя дядю Петю я впервые назвал ПАПОЙ.

С тех пор для меня навсегда отчим был и остаётся действительно папой, отцом. И как учили младшие поколения – дедушкой, прадедушкой и теперь уже прапрадедушкой Петей.

Биография Петра Ивановича Королева

Отчим родился в 1910 году, в Мордовии (Торбеевский район, село Краснополье) в семье фельдшера, в которой кроме отчима было ещё четверо детей. Закончил 3 класса церковной школы. Хотел учиться дальше. Отец стал выписывать ему «Рабфак на дому» и поощрял увлечение сына литературой (свечи на чердаке тоже пригодились). Школу окончил экстерном, а его любимым писателем стал Лев Николаевич Толстой.

В 17-летнем возрасте отчим пошел работать в ремонтные мастерские станции «Потьма» Казанской железной дороги. Писал и отправлял небольшие статьи в газету «Крестьянский вестник». Эти публикации помогли ему в 1930 году поступить на Московский литературный рабфак им. Горького.

После убийства Кирова 01 декабря 1934 отчим был арестован и более семи лет отбывал незаслуженное наказание в тюрьмах, лагерях и ссылке.

В начале июля 1941 года он пытался попасть добровольцем на фронт. Отказали: «Тебе что, винтовку давать …? Враг народа вдруг будет стрелять в спину своим». Но 5 октября Владимирский военкомат всё же призвал отчима в артиллерийский полк рядовым защищать Москву.

Закончил отчим войну в Берлине 9 мая 1945 года, в 915-м Краснознамённом артполку 346-й Дебальцевской дивизии, а демобилизовался летом 1946 года. Награжден орденом Красной Звезды, медалью «За боевые заслуги».

В семейном архиве хранится военный дневник. «Дневник дедушки Пети охватывает период 19.03 – 03.12 1943 года и представляет собой маленький блокнот форматом 7х10 см. На нём написано «блокнот №3″. Остальных я не нашла. Текст написан очень мелким почерком. Особенно трудно читаются карандашные заметки. Я разобрала, как могла, переписала, не меняя орфографии. Иногда только вставляла примечания», — пишет его внучка Елена.
Для меня было интересно посмотреть глазами очевидца и, что важно, прочувствовать отношение отчима к каждодневным событиям, происходящим на войне. Прежде всего, при форсировании Сиваша в конце 1943 года. Не всякий фильм сможет передать состояние человека, как это представлено в Дневнике.
Не менее интересно и важно, на мой взгляд, посмотреть и понять, как обычные люди адаптируются к условиям войны. И как мирные потребности и страсти проявляются в часы и дни затишья. Особенно если учитывать, что на романтизм отчима, его понимание чести и отношение к людям повлияла русская литературная классика.

 

 

 Фронтовой дневник

 

19 марта 1943 г.

Я давно не писал о своих переживаниях. Много можно написать из фронтовой жизни. Сейчас за Ворошиловградом (сейчас Луганск, Украина прим.). Стоим уже две недели. Самочувствие неважное. Когда шли вперед, тогда было как-то по иному, а сейчас из продуктов не так, как было зимой, да и вообще наступление весны не сулит ничего хорошего. Куцурбовка – рабочий поселок. Живут неважно. Завод разрушен, шахты засыпаны, ж/д взорвана.

Нина… Из-за нее я имею небольшую неприятность, но все это пройдет. Люди на войне стремятся жить вдвойне, поэтому теряют благоразумность, совесть, проявляют смелость, нахальство. Вот это можно встретить везде и всюду (предполагаю, что речь идёт о ревнивом начальнике. – М.Т.).

 

20 марта 1943 г.

Стоит теплая хорошая погода. Здесь наступила настоящая весна. Чувствую себя неспокойно. По ночам летают самолеты. Сегодня ночью бомбили где-то недалеко. Днем беспрерывно летает рама-разведчик (самолет Фокке-Вульф FW-189. – прим.). Вчера бомбили Успенку. Везде чувствуется след разрушения. Сегодня 10 пролетело на Ворошиловград. Мало зениток.

Нина на меня обижается. Третий вечер обещаю прийти к ним и не прихожу. Вчера с 8 часов заснул на койке во всем верхнем платье, т.е. шинели и ботинках. Думал пойти к ней в штаб, но проспал…

Когда я пишу эти строки, послышался беспрерывный гул моторов: 25-ый пролетел…

 

21 марта 1943 г.

Вчера вечером видел Н. По-своему она права, но неправа в том, что не учитывает обстановку. В таких условиях нужно жить вдвойне-тройне, нужно брать все от жизни, что возможно, конечно, только разумно. Говорит о последствиях и т.п. Она всех мужчин считает одинаковыми, наверное, она много их встречала. Вчера – лунная хорошая ночь. Мы вдвоем. Вдруг небо наполняется гулом моторов. Летят высоко. Прислушиваемся. Н. говорит, что она боится. Вспоминает Сталинград (она была завалена землей). Жмется ко мне, укрыла свою голову на моей груди. Летят на Ворошиловград. Через 5 минут бомбят, слышатся страшные взрывы. И снова все умолкло, мы одни. Долго говорим, упрекаем друг друга, сердимся и так до 12 часов ночи. Я ей сказал, что будем только друзьями, товарищами, она не хочет этого.

 

март 1943 г.

Сегодня хороший ясный день. В 11 ч. утра 18 самолетов в воздухе снова на Ворошиловград. Как и вчера, пишу эти строки в два часа дня. В воздухе гул тяжёлых бомбардировщиков.

В жизни встречается много личностей, и все люди похожи друг на друга своими действиями. Нет кристально честных людей. Жизнь, условия заставляют лгать, обманывать, т.е. люди награждаются всеми качествами отвратительными. Правда, мне встречается много людей, о которых следовало бы написать, как о лицах, с которыми нужно вести борьбу…

Жестокую борьбу ведут с подхалимством, угодничеством, но все еще недостаточно. Одно меткое выражение «Осёл, а руководит лошадьми».

 

27 марта 1943 г.

Стоят ясные хорошие солнечные дни. Рама беспрерывно летает. Вчера ночью был на передовой. Черств человек, труслив и мелочен. Он боится ехать в опасные места и всегда посылает меня под обстрел. Так было в декабре 1942, когда он послал меня в хутор Синянкино. Там я чуть не поплатился жизнью. Мина разорвалась недалеко. Потом в ст. Чернышевская 25 декабря, в день моего рождения. В этот день дважды был под обстрелом с самолетов. Затем хутор Богатое и Ново-Павловка. В Ново-Павловке жителей нет. «Мертвая деревня» – вот название, которое вполне характеризует этот поселок. Шахты, кругом шахты, но все разрушено, уничтожено. В час ночи наши орудия плевали в немцев. Они молчат.

 

25.04.43 г.

Вчера бил по нашим орудиям из тяжелых. Осколки летели через дом. Я сейчас в строевой части, ближе к передовой. Осёл добился своего. Он защитил жулика и вора Бор., а от меня избавился.

С Н. порвал. Все. Когда я попал в опалу перед ослом, то она стала относиться ко мне как-то по-другому. Она не поддерживала ни словом, ни делом. Я удивлялся одному: я образован, грамотен, знаю дело, но меня как-то затирают, не дают возможности работать самостоятельно. Это меня унижает. Сегодня бил беглым по шахте. 8 снарядов угодили недалеко от нашего дома, бил по орудиям. Сегодня Пасха.

Человек не знает, где встретит смерть, все относительно, все условно, не известно, как лучше.

 

28.04.43 г.

Мы в землянках. Сегодня наше новоселье сильно обстреляли из тяжелых орудий. Снаряды рвались в 40-50 метрах. Осколки летели и к нам…

 

11.05.43 г.

Итак, мы в балке. Человек привыкает к любым условиям. Везде он создает себе уют жизни. Я давно не писал писем. Нужно написать всем своим знакомым. Правда, почта сейчас совершенно не снабжает нас письмами, т.к. адрес изменился с переходом в другую часть. К нам пришло много девушек.

 

18.05.43 г.

Сегодня получил мёд. В парке концерт местных военных артистов. Давно я не видел культурных развлечений. Отстал от всего театрального мира. Забывается даже то, что знал. Вот концерт. Поет девушка. «Рама» летает недалеко от нас. Постоянно два мессера. Слушаем артистку и озираемся на голубое небо. Девушка волнуется, она еще не привыкла: новичок. Поет, а глазами водит по небу. На правом фланге усиленная минометная и артстрельба. Взрывы беспрерывно рвут землю нашей передовой линии… Сейчас мирное население эвакуировано из этих мест. Дома без окон, без дверей, как человеческие черепа. Жалкая и неприглядна картина – дома без людей. Все разрушено, уничтожено.

Когда-то здесь было весело, многолюдно, а сейчас разбросаны палки, осколки снарядов, куски железа.

Только птицы не обращают внимания на эти картины. Поют себе по-прежнему. В эту весну я впервые услышал песнь жаворонка в апреле месяце.

 

23.05.43 г.

Стоят пасмурные хмурые дни. Похолодало. Работы много. Настроение равнодушное ко всему окружающему. На сегодня пока все спокойно. Ночью бьет беспокоящим. Вчера в 10 вечера бил беглым. Недолет до нас.

У нас много девушек. Опошления женской чести не должно быть. Нельзя относиться к девушкам как к существу наслаждения. За позор женской чести должны нести ответ.

 

4.07.43 г.

Как давно не писал в свой дневник, а как много пережито и перечувствовано.

Редко, но бывают такие часы, когда артканонада сотрясает весь воздух и землю. Мы в другом овраге, ждем наступления. Весь день артобстрел, далеко за нами рвутся бризантные снаряды. Огонь по тылам. Все напряжены, готовы.

 

5.07.43 г.

Ночь тоже неспокойна. Наша артиллерия ответила артналетом. В 4-00 противник обстрелял наш овраг. У нас в землянке вылетели стекла. Над землянками разорвались 2 бризантных снаряда. Мелкие осколки усеяли поле. «Рама» беспрерывно летает в сопровождении истребителя.

 

6.07.43 г.

Утром сообщение: на Курском, Орловском и Белгородском фронтах немцы пошли в наступление. Мы тоже готовимся к встрече противника.

 

19.07.43 г.

Вот уже третий день идет ожесточенное сражение на нашем участке. 16.07 утром началась канонада. Мы в штабе не спали всю ночь. Все уточняли, давали дополнительные указания. В 3.30 задрожала, застонала земля. До этого ночь была спокойной, изредка противник вел беспокоящий огонь. Но перед рассветом наступила тишина. И вот эта жуткая мертвая тишина на фронте вдруг была нарушена сотнями наших орудий. Утомленные за ночь люди дремали, но, когда началась эта адская разрушительная работа, все проснулись, испуганно глядя друг на друга, не осмысливая то, что это стрельба наших орудий. Истерзанная земля усеяна убитыми и ранеными. Первая линия обороны прорвана, но враг упорно сопротивляется: ему жаль терять нашу землю, Украину.

Эти строчки пишу в постели, немного заболел. Вдали слышится беспрерывная канонада.

 

22.07.43 г.

За эти дни ходил более 25 раз в контратаку. Бои шли тяжелые…

 

29.08.43 г.

Большие политические международные события. Наступление немцев сорвано. На нашем участке были бои, но теперь затихло. Нас часто обстреливают из тяжелых. Иногда снаряды летят на нас. Самолеты только вечером летают к нам в тыл. 23 июля наши самолеты очень большой партией летали к противнику. Вся ночь была насыщена ревом наших бомбардировщиков. Равнодушно стал относиться ко всяким выстрелам.

 

1.09.43 г. (начало освобождения Донбасса и, в частности, города Дебальцево. – М.Т.)

Сегодня двинулись вперед. Ночью попали в Штеровку, где отдельные группы засели на высотках, и под прикрытием этих мелких групп противник отводит свои основные силы. Население все угоняют в тыл на Украину. Ночью горит Донбасс. Горит и стонет Украина, сколько горя и слез. Народ измучен, истерзан. Зарево пожарищ осветило всю прифронтовую полосу. Прошли по Украине передовые линии.

 

2.09.43 г.

Штеровка. Ни одной души. Проводят пленных молодых немцев – вот лицо молодого человека, которое будто бы говорит о том, что у него благородное сердце. А что в действительности?

Вот встретили на дороге женщин. Они плачут. Обнимают нас. Худой истерзанный народ. Лагерь для гражданских.

Движемся вперед.

Теперь о личных переживаниях. Он интересовался ею. Её трудно понять. Она осторожна во всем. Никому не доверяет ни в чем. Эта черта бывает у людей, которые однажды были унижены, оскорблены. Она хочет показать равнодушие во всем… Но люди смотрят, тем более на фронте, только с точки зрения временных увлечений. Вот это и главным образом то, что она унижена в своем общественном положении, находясь в Ворошиловграде, испытывает ежедневный страх за свое будущее, видит смерть других и опасается за свою жизнь, и сделало ее недоверчивой и подозрительной. Он, как юноша, влюблен в нее.

 

4.09.43 г.

Мы идем следом за немцами. Они отступают на Дебальцево…

 

6.09.43 г.

Сегодня утром мы в деревне… Нас очень сильно бомбили, много жертв среди гражданских. Много домов разрушено. Густой черный дым. Плач и стон.

 

10.09.43 г.

Много прошли. Заняли Дебальцево, Горловку. Движемся по таким местам, где много фруктов, арбузов, дынь. Таких мест я еще никогда не видел. Всего в изобилии.

Бои за каждую деревню. Много пленных русских и немцев.

 

21.09.43 г.

Какой я чудак! Так много видел всего в жизни, видел так много хороших людей. И вдруг, пожалуйста, это хитрое отродье. Ах, как глуп и неразумен. Ну, что в ней? Боже мой! Да еще актриса. Бои около Днепра. Мы на юге. Днем жара, а ночью холод.

 

17.10.43 г.

Бои за Мелитополь. Вот уже более пяти дней, как идет битва за этот город. 13.10.43 нас бомбили. Весь день мы были в напряжении. Я сидел с ней в ровике до 3-х часов дня. Говорили кое о чем, но странно ее поведение. Индивидуалистка, скрытная, недоверчивая. Днем, во время переезда, налетели самолеты. Стали бомбить. Казалось, что они далеко, но воздушные бомбы рвутся где-то близко. Мы бежим в разные стороны, лошади рвутся и мечутся. Я поднимаю голову и слышу пронзительный смертельный звук бомбы.

Вечером мы снова в ровике вдвоем. Я лишь сказал и сказал честно – от души и сердца. Поймет ли этот человек меня? Какое-то недоверие. Да это и вполне понятно. Здесь многих испортило. Как и этого человека. Мое отношение искренне.

Вот уже 5 дней бои. Осень, дождь, канонада. Потом еще и еще. Дым и пыль. Все заволокло. Сильная буря гармонировала с этой жуткой обстановкой. Пронзительный ветер с песком безжалостно бьет в лицо. Все грязны, утомлены. На лице у некоторых еще выражение ужаса, а большинство равнодушны. Когда разорвались бомбы, я встал и быстро подбежал к повозке. К. лежала на повозке, накрытая одеялом. Я с испуга за ее жизнь кричу. Бомба разорвалась около нее в 10-12 метрах. Она подняла голову. Жива! Я рад за нее. Ведь я к ней так отношусь, как ни к кому. Она невредима.

 

21.10.43 г.

Сегодня вечером говорили долго и обстоятельно. Да, она умная девушка, но недоверчива. Бывают всякие случаи, и доверять, конечно, не нужно каждому. Но ведь я отношусь к ней искренне и чисто. Она упрекает меня Н. Как это глупо. К. честная, чистая и держит себя идеально, а та была настоящая… Думая о К., не спал ночь. Она не доверяет моему искреннему чувству. «После войны ты найдешь лучше меня в 100 раз». Как это странно и глупо. Нет, она меня не понимает. Тяжело, а придется забывать.

Около каждого хутора был бой. По дороге разбросаны танки, автомашины, снаряды. Много убитых людей.

 

26.10.43 г.

Сегодня утром в Новониколаевке. При въезде – обстрел. Пленный немецкий солдат. Днем бомбежка. Моя жизнь на волоске. Первая партия самолетов бомбила в 200 метрах от нас. Все разбежались в ровики. Я и еще два моих товарища – под деревом. Я встал и крикнул: «Вставайте! Груз сброшен». Сам встал и пошел в сторону. Но вот еще два тяжелых и сбрасывают бомбы. Слышен их жуткий свист – свист смерти и гибели. Я бегу и сам не знаю куда. Свист нарастает, и первые бомбы рвутся недалеко. Вот яма – я в нее. Дым и пыль все окутали. У меня боль в ушах. Прошло мгновение, как я прыгнул в яму, и бомбы падают. Зажал уши и закрыл глаза. Вот летит – где упадут? Это жуткое мгновенье. Вот упадет и все кончится – не будет для тебя мира, солнца, неба, людей. Какое жуткое чувство. Бомбы легли в пяти метрах, там, где я лежал до этого. Два бойца, которые оставались после первой бомбежки, ранены – крик. Убиты лошади. Дым и пыль. С жутким треском рвутся бомбы. Страшно. Все в грязи.

После объяснялся с человеком, к которому я особенно искренне привязался. В грязи, пыли, на рукаве кровь. Испуганное жалкое лицо. Ведь только полчаса тому назад говорила, что все… Мне тяжело и больно. Вот так быстро может закончиться жизнь.

 

3.11.43 г.

Вот третий день форсируем Сиваш (выделено мною. – М.Т.). Первого ноября я был на косе. Мессеры обстреливали. Я на наблюдательном пункте командного пункта. Люди вброд переходят Сиваш. Трудности переброски артиллерии. Гибель лошадей в грязи Сиваша. Орудия тащим волоком на резиновых лодках. Сколько мертвецов и все вниз лицом.

 

12.11.43 г.

Мы с 1 по 5 числа форсировали Сиваш. Какая трудность! Вброд, по пояснице в холодной воде идут наши бойцы. Немцы не ожидали этого. Много жертв, много жизней унесла эта война. «Окружить и уничтожить так нахально переправившихся через Сиваш» –  так гласит приказ немецкого командования. Мы на южной стороне Сиваша.

 

27.11.43 г.

Сегодня бой начался в 7 часов утра. Нас предупредил пленный австриец. Как много жизней он спас. Сколько пришлось сегодня пережить. Три раза самолеты бомбили наш штаб. Мелкие бомбы все исковыряли около моей землянки. Весь день шел бой. Земля трескалась, разрывалось там и тут. Гул моторов, гул канонады. Жуткие часы. Устал переживать и пугаться. Около нас рвались снаряды и бомбы. Все атаки отбиты.

 

3.12.43 г.

Все дни бои. Артиллерия беспрерывно бьет. Самолеты бомбят, но безуспешно. Напористость и хладнокровие спасают положение. «Умереть, но ни шагу назад», – таков приказ.

 

 Из воспоминаний о Сталинградской битве (заметка в газету)

У каждого человека, который участвовал в боях с гитлеровскими полчищами под Сталинградом в 1942 году – остались незабываемые эпизоды из боевой жизни. Мне вспоминаются события 19 ноября 1942 года, когда по плану Верховного Главного командования Красной армии наши войска должны были окружить 6-ю немецкую армию. Наш артиллерийский полк (915 арт. полк, 346 стрелковой дивизии), в котором я служил в орудийном расчете в качестве наводчика орудия, в начале ноября 1942г. был передан в распоряжение 5-ой танковой армии для усиления огневой мощи при прорыве немецкой обороны под Сталинградом. Перед наступлением, т.е. 17 ноября на район расположения наших артиллерийских частей был налет вражеских бомбардировщиков; немцы знали, что мы готовимся к наступлению и хотели его сорвать.

Накануне 19 ноября выпал небольшой снег и обновил покров придонских степей. Все было приведено в боевой порядок и вот рано утром 19 ноября – было еще темно, когда наша артиллерия – «катюши», минометные трубы и орудия всех калибров — обрушила лавину огня на вражеские укрепления. Сотни тонн металла обрушились на голову врага. Противник тоже открыл огонь по нашим позициям, и началась артиллерийская дуэль. Более трех часов дрожала земля от орудийных выстрелов и взрывов. Пахло дымом и гарью, трудно было дышать, плохо были слышны команды. Пехота и танки под прикрытием огневого вала устремились вперёд. Потом огонь был перенесен вглубь обороны противника и по отступающим войскам.

И вот пленные солдаты врага – румыны в высоких белых и черных овчинных шапках, грязные, опаленные и оглушенные нашими снарядами, они движутся не стройными колоннами. Довоевались за Гитлера!

В окопах много убитых, дороги усеяны трупами румын, многие из них на дорогах раздавлены нашими танками.

Всюду убитые – это от наших снарядов, а кроме того немцы создавали заградительные отряды, которые в случае отступления должны были расстреливать ненадежные части. Так и получилось: румыны не могли выдержать натиск наших войск – отступали, а заградительные отряды немцев сотнями расстреливали отступающих.

У нас тоже большие потери. Убит командир орудия предательски из-за угла. В стогу соломы скрылись три немца, автоматная очередь скосила нашего товарища. В плен не взяли этих гитлеровцев, они получили по заслугам.

 

 Форсирование Сиваша в 1943 году

15 февраля 1963 г.               

Сиваш — своеобразный залив Азовского моря, хотя может быть назван и озером. Поверхность его изрезана многочисленными песчаными наносами и отмелями. Из-за мелководья вода в нем сильно прогревается, издает гнилостный запах, отчего Сиваш называют Гнилым морем. Обычно Сиваш непроходим. Но когда дует западный ветер, он гонит воду залива в море. Тогда в ряде мест обнажается серое глинистое дно, которое быстро высыхает. Изменится ветер — и волны Гнилого моря снова плещутся у Перекопа.

Сквозь висевший над Сивашем туман и тьму ночи еле пробивались лучи неприятельских прожекторов. Несмотря на принятые меры, ноги бойцов тонули в грязи. Грязь прилипала к колесам орудий. Соленая вода проникала в сапоги, разъедала ноги. Мороз доходил до 12 градусов, и мокрая одежда сразу же покрывалась коркой льда.

Форсирование Сиваша в 1943 году проводилось в тех же числах, что и в 1920 году: с 1 по 6 ноября. И проводником у нас был тот же самый крестьянин-рыбак из деревни Строганолки — Иван Иванович Оленчук. Его опять разыскал и привел к нам тов. Черкасов, бывший посыльный из штаба Фрунзе, а теперь офицер штаба 51-й армии.

Славному патриоту земли русской И. И. Оленчуку было уже около семидесяти лет. Да и Сиваш с 1920 года изменился значительно. Требовалось заново тщательно разведать брод. Прежде чем повести через Гнилое море части, Иван Иванович не раз спускался в ледяную воду, отыскивая «подходящее место». Мокрый, продрогший до костей, едва поднимая от усталости ревматические ноги и часто падая в воронки, он упорно шел вперед, обозначая брод вешками и подбадривая следовавших за ним бойцов.

На другом направлении разведка брода через Сиваш была поручена старшему сержанту Дмитрию Михайлову, сержанту Дмитрию Кудымову и рядовому Николаю Кормышину. Все трое разведчиков были коммунистами, а в качестве проводника с ними шел колхозник Василий Кондратьевич Зауличный.

Они пересекли Сиваш в ночное время, и с берега родного Крыма, как маяк, замигал слабый костер. Тогда разулся сержант Иван Назаренко и повел за собой в холодную соленую воду десять саперов. Развернувшись по фронту метров на сорок, саперы двинулись на огонек. Измеряли шестами глубину, расставляя вехи, а следом за ними по проложенной трассе двигался целый полк.

Сиваш форсировали части 10-го стрелкового корпуса. Переправа шла не только ночью, но и днем. На Крымском побережье был захвачен плацдарм, границы которого проходили через населенные пункты: Чигары, Хаджи-Булат, Биюк-Кият.

И сразу же на этом крохотном клочке земли завязались тяжелые бои. Уже в первый день высадившиеся на плацдарм войска отбили более 20 контратак. Но сбросить наши части обратно в море противнику не удалось. Наоборот, несмотря на яростное сопротивление, они продолжали расширять плацдарм и к вечеру продвинулись на 13 километров в глубь вражеской обороны, захватив при этом 10 танков и пленив несколько сотен солдат и офицеров противника.

Особенно хорошо проявила себя 346-я стрелковая дивизия, которой командовал тогда генерал Д.И. Станкевский. Она первой стала осваивать так называемую Малую землю. А это было нелегко. Враг контратаковал и днем и ночью. Контратаки его наземных войск поддерживались ударом с воздуха. Вдобавок к этому на Малой земле не оказалось пресной воды, не было топлива. Даже кухни появились здесь не сразу, и солдатам пришлось довольствоваться скудным сухим пайком.

В эти трудные дни неоценимую службу сослужили самолеты По-2. Они доставляли на плацдарм продовольствие и боеприпасы, а при обратных рейсах эвакуировали в тыл раненых.

 

 

 История ордена красной звезды и Шяуляйская операция

Орден «Красной звезды» (награда за Сиваш и Крым) в начале лета 1944 года буквально спас отчима. При обстреле наших позиций осколок от снаряда попал в орден – расплавился один конец звездочки. Если бы не орден, осколок попал бы в сердце.

Летом 1944 года общая цель 1-го Прибалтийского фронта была: выйти к морю, разрезать немецкую сухопутную группировку и уничтожить её. После взятия Шяуляя войска быстро сосредоточились и ударом на север главными силами овладели Ионишкис 27 июля 1944 года, а сильные передовые отряды броском были направлены к морю в район городов Бауска и Елгава. В этих отрядах находился и артполк, в котором служил отчим.

 

К 30 июля перерезали последнюю железную дорогу между Восточной Пруссией и Прибалтикой в районе Тукумса. 31 июля после напряженного штурма пала Елгава. Фронт вышел к Балтийскому морю, но теперь глубоко продвинутую позицию требовалось удерживать.
Противник старался восстановить сухопутное сообщение между группами своих армий. Из состава группы армий «Север» были сосредоточены силы для организации трёх попыток контрнаступления, в том числе с окружением наших частей. Под городом Биржай с помощью резерва пришлось деблокировать окружённую часть. 16 – 18 августа атаками немцев в районе Расейняя удалось оттеснить наши части, в том числе и части 51-й армии. 20 августа в результате третьего наступления немцев Тукумс был потерян. На короткий срок немцы восстановили сухопутное сообщение между группами армий «Центр» и «Север».
Подразделениям 51-й армии пришлось вырываться из окружения. При этом отчим в числе других занимал оборону. Под автоматным огнем противника, при содействии водителя машины, были вывезены и сохранены штабные документы. Такой поступок приравнивается к сохранению знамени воинской части, вышедшей из окружения. Отчим был представлен к правительственной награде.
В результате Шяуляйской операции войска 1-го Прибалтийского фронта продвинулись от 100 до 400 км, нанесли поражение противнику на Шяуляйском направлении и освободили значительную часть территории Латвии и Литвы. Отрезав группу армий «Север» от Восточной Пруссии, войска фронта вынудили противника перебросить крупные силы для восстановления своих коммуникаций, что способствовало успешному завершению Белорусской операции. 10-ти наиболее отличившимся в ходе операции частям и соединениям были присвоены почётные наименования Шяуляйских.
P.S.
Не мне судить, насколько правильно был просчитан и организован бросок к морю. Или просто «указание сверху» привело к окружениям в 1944 году. Где-то прочёл, что балтийскую воду не успели довезти до Сталина. И, видимо, так получилось к лучшему – что не довезли. Конечно, части попавшие в окружение, почётных названий не получили.

 

Для меня Бессмертный полк – это высшее проявление памяти. Каждый раз в Священный день Победы, вступая на Красную площадь с транспарантом отчима, осознаю, что это он проходит парадом по Красной площади в свой Главный день года. И невольно поздравляю его с Победой и благодарю за то, что всё наше дружное семейство в 4-х поколениях просто есть в этом мире. И, конечно, мы помним дедушку Петю всегда.

К сожалению, первые два года не получилось пройти с Бессмертным полком. Но с 2016 года постоянно присоединяюсь к шествию однополчан моего отчима. Надеюсь, что выразить свою память отчиму и другим будет получаться ещё многие годы.


Студент гуманитарного факультета Александр Сергеевич Арутюнян делится праздничным видеоматериалом о малоизвестном, но знаковом событии в честь окончания войны – Параде союзных войск 7 сентября 1945 года.

Главный Парад Победы (по материалам док. фильма «Забытый парад», НТВ, 2004г., реж. — О.Графф). Описание: фильм о военном параде союзных войск антигитлеровской коалиции в честь победы во Второй мировой войне. Берлин. 7 сентября 1945г.

Ролик размещен Станиславом Деркачевым


Война стала огромной нагрузкой на финансы страны.  Каждый ощущал это на себе, но в тоже время  был готов отдать все  ради Победы.

Главное  управление Банка России по Центральному федеральному округу  предоставило материалы , которые показывают вклад людей в общее дело.

 

Все для фронта

 

Хорошо известен лозунг военного времени «Все для фронта! Все для победы!».

Однако для победы нужны были не только бойцы и люди, способные выполнять в тылу тяжелую многочасовую физическую работу, но и… деньги.

Од ним из проявлений народного патриотизма того времени стало создание Фонда обороны страны. Люди добровольно передавали в фонд Красной армии личные денежные средства и материальные ценности, которые шли на строительство танковых колонн, авиаэскадрилий и другой боевой техники. Счета Фонда обороны были открыты во всех отделениях Госбанка СССР.

За годы войны народом было собрано свыше 16 миллиардов рублей наличными деньгами, 13 килограммов платины, 131 килограмм золота, 9519 килограммов серебра, на 1,8 миллиарда рублей драгоценностей, облигаций государственных займов было приобретено более чем на 4,5 миллиарда рублей. На добровольные пожертвования населения построили более 2,5 тысячи боевых самолетов, несколько тысяч танков, 8 подводных лодок и 16 военных катеров.

Деньги в Фонд обороны перечисляли композитор С. Рахманинов, писатели М. Шолохов, А.Твардовский, А. Толстой, поэты В. ЛебедевКумач, С. Маршак, С. Михалков, художники Кукрыниксы… Вклад оркестра Леонида Утесова — два истребителя, на одном из которых была сделана надпись «Веселые ребята».

Один из самолетов «Веселые ребята» от оркестра Леонида Утесова. Музыканты осматривают машину, построенную на их деньги.

Самолёты эскадрильи, построенные на средства коллектива Государственного Академического Малого театра СССР, на аэродроме перед отправкой на фронт (1944)

 

 Читать полностью

Огромным вкладом в победу стала финансовая помощь простых людей.

 

Колхозник Ферапонт Головатый из Саратовской области пожертвовал 200 тысяч рублей на строительство истребителей ЯК1Б. Все мужчины из его большой семьи, сыновья и зятья, ушли на фронт, и на его попечении остались 9 внуков. До войны Головатый был пчеловодом, и все заработанные на пасеке деньги он отдал на строительство самолетов. Оба истребителя ни разу не были сбиты, летчик майор Борис Еремин, земляк пчеловода Ферапонта Головатого, уничтожил на них 14 вражеских самолетов.

 

Ферапонт Головатый и майор Борис Еремин на фоне именного Як-3.

 

На деньги еще одного колхозника пчеловода Василия Конева был построен самолет Ла5ФН. На нем летали асы авиации Иван Кожедуб, Кирилл Евстигнеев и Герой Советского Союза Павел Брызгалов.

Летчик Иван Кожедуб на фоне Ла-5ФН, подаренного Василием Коневым.

 

Колхозники Порецкого района Илья Андреевич и Мария Филипповна Ширмановы подарили танк Т34 единственному сыну Андрею. Машина с надписью «Подарок сыну» вместе с экипажем погибла в районе Черновцов…

 

Маховик народного движения по добровольному сбору средств набирал обороты. Люди со всей страны направляли свои деньги и ценности на строительство боевой техники. Две жительницы освобожденного Ленинграда Евгения Петровна и Прасковья Васильевна Бариновы, мать и дочь, внесли в Государственный банк СССР в Фонд обороны все свои сбережения — 100 рублей золотом, и направили письмо Сталину с просьбой построить в память о муже и сыне самолет. Штурмовик Ил2 был передан капитану Георгию Михайловичу Паршину, ставшему дважды Героем Советского Союза.

 

«На Ленинград»,«Марфа Иванов на Белоглядова», «Крамарев Ераст Федорович», «Матери — своим сыновьям», «Назар Путяков», «От отца Шульги — сыну Кисенко», «Танк братьев Антоновых», … За каждым таким посвящением на боевой машине стояла личная история, в которой есть все — и благословение, и послание, и надежда, и боль.

Объединялись трудовые коллективы, молодежные движения и даже домохозяйки (15 мая 1942 года в газете «Московский большевик» было опубликовано объявление, в котором говорилось, что по инициативе домашних хозяек дома № 8 по Садовой Каретной улице в столице начат сбор средств на строительство танка «Советская патриотка»).

1943 г. Новосибирская область. Члены колхоза «Борьба» вносят сбережения на постройку авиаэскадрильи. Слева направо: С.И. Васютин (10 000 р.), Г.С. Болтунов (5 000 р.), М.Е. Иванова (7 000 р.), С.С. Аксенова (5 000 р.). П.В. Братчикова (6 000 р.), Г.И. Растопчин (8 000 р.)

 

Танковая колонна «Димитрий Донской» была создана по инициативе Московской патриархии на пожертвования верующих. В состав колонны входили 19 танков Т34–85 и 21 огнеметный танк ОТ34.

 

«Московский колхозник», «Комсомол Нарыма», «Байкальский рыбак», «Тамбовский колхозник», «Верховский железнодорожник», «Ейский колхозник», «Красноярский рабочий», «Сингуровский колхозник», «Ореховский комсомолец», «Молодой колхозник Бурят-Монголии» – эти и многие другие названия наглядно демонстрируют масштаб народного патриотизма в его географическом охвате, а также род занятий тех людей, чьи деньги шли на оборону страны.

6 января 1943 годы в газете «Пионерская правда» опубликовано письмо Сталину от первоклассницы московской школы № 612 Лены Азаренковой, в котором девочка сообщала, что «копила деньги на елку и накопила 110 рублей». Она просила принять их для строительства самолета «и передать его в полк 237, в котором служил мой папа, чтобы товарищи моего папы отомстили гадким немцам за смерть папы, за бабушку, она так много плачет, и за меня». На боевом счету Ил2 «От Леночки за папу!» 3 уничтоженных немецких бомбардировщика, 7 зенитных орудий, 3 танка, 17 автомашин с грузами, 5 дзотов и дотов, 2 склада боеприпасов и 2 склада горючего…

 

По примеру школьницы дети всей страны начали отдавать на строительство боевой техники свои «подарочно конфетные» деньги. Так их вклады превращались в танки и самолеты. Зимой 1943 года в Омское отделение Госбанка поступило 160 тысяч рублей. Танк Т60 с говорящим названием «Малютка» был построен на деньги, собранные детскими садами. Его механиком водителем стала одна из 19 женщин-танкистов, 22-летняя сержант Екатерина Петлюк. Так совпало, что фронтовое прозвище Екатерины было Малютка (из-за небольшого роста девушки — 151 см). Кто-то отдавал в Фонд обороны несколько рублей, другие — десятки тысяч. Но всех объединяла готовность отдать последнее ради спасения страны.

 

 

Какие денежные выплаты получали на фронте и как тратили деньги

Каждый советский военнослужащий был на полном гособеспечении. И получал на фронте зарплату. Она зависела от должности, рода войск, срока службы. Были и премии, например, за сбитый самолет противника.

 Жизнь остается жизнью даже на фронте. Солдаты и офицеры нуждались в пище, одежде. И получали деньги за свой нелегкий воинский труд.

Деньги c фронта

Война стала огромной нагрузкой на финансы страны. Затраты на военною продукцию увеличились в разы по сравнению с мирным временем, численность военнослужащих также многократно возросла. Только за первую неделю войны в Советском Союзе на фронт было мобилизовано 5 миллионов человек, а численность армии превысила 10 миллионов. Кроме регулярного снабжения армии оружием, боеприпасами, продовольствием, амуницией, горюче-смазочными материалами, воинские части необходимо было снабжать и наличными деньгами. С первых же дней войны была приведена в действие разработанная специалистами Финансового управления и Госбанка система финансовых расчётов в армии. А вскоре была развернута сеть полевых отделений и полевых касс Госбанка. А к концу года таких учреждений было уже 598.

Читать полностью

 

Государственный банк СССР, как в прошлом назывался Банк России, в годы войны выполнял малоизвестную сегодня, но очень важную задачу. Через созданную сеть полевых учреждений он обеспечивал бесперебойное снабжение финансовых служб наличными деньгами».

Воинским частям, идущим на фронт, выдавались так называемые «мобпакеты» – денежные суммы, необходимые для их жизнеобеспечения по прибытии в действующую армию.

Каждый советский военнослужащий находился на полном государственном обеспечении – вещевом, продовольственном и денежном довольствии. Размер месячного оклада военнослужащих зависел от должности, рода войск, срока службы.

Денежное довольствие рядового красноармейца носило скорее символический характер: оклад 8 рублей 50 копеек, а с «полевой» надбавкой в 100 процентов – 17 рублей. Проявляя себя на службе, рядовой за три года мог «дорасти» до старшего сержанта – старшины с окладом 150 рублей в месяц и 50-процентной надбавкой.

Особо отличившихся военнослужащих представляли к награждению орденами и медалями СССР. Орденоносцы получали ежемесячные денежные выплаты. Например, Герою Советского Союза – 50 рублей, кавалеру ордена Ленина – 25 рублей, Красного Знамени – 20 рублей и Красной Звезды – 15 рублей.

Оклады командного состава были выше. Так, в августе 1941 года оклад начальника штаба полка составлял 900 рублей, к концу 1942 года – 1300 рублей. Оклад начальника штаба дивизии был 1400 рублей, к концу 1942 года стал 1900 рублей. Оклад начальника штаба корпуса вырос с 1700 до 2200 рублей.

О среднем уровне окладов военнослужащих можно судить по окладам военных техников и медиков. Оклад радиотехника составлял 675 рублей, техника оружейного – 700 рублей, фельдшера – 650 рублей, врача – 800 рублей.

Для сравнения: летом 1943 года в тылу среднемесячная зарплата рабочих составляла 403 рублей, у работников здравоохранения – 342 рубля, у работников совхозов – 203 рубля.

Кроме того, всем военнослужащим действующей армии выплачивались ежемесячные надбавки (так называемые полевые деньги) к окладу. Рядовому составу – 100 процентов, сержантскому составу – 50 процентов, командно-начальствующему составу – 25 процентов.

Оклады неоднократно повышались во время войны.

 

За боевые успехи

Уже в первые месяцы войны была введена выплата денежных вознаграждений за боевые успехи. Летчикам-истребителям за каждый сбитый самолет противника платили 1 000 рублей. В 1942 году премии за сбитый самолёт стали зависеть от его типа: за каждый сбитый бомбардировщик противника в размере 2 000 рублей, за транспортный самолет — 1 500 рублей, за истребитель — 1 000 рублей.

За уничтоженный танк противника артиллеристам – командиру и наводчику ору­дия – платили по 500 рублей, остальному составу расчета по 200 рублей, а членам экипажа танков – командиру, механику-водителю и командиру башни – по 500 рублей, остальным по 200 рублей. Боец, подбивший танк гранатой, получал 1 000 рублей.

Самые высокие денежные вознаграждения были введены в 1943 году в Военно-Морском флоте за потопление кораблей противника. Они зависели от должности и звания участника успешной операции. Так, например, размеры денежных наград для экипажа, потопившего линейный корабль противника, были такими: командиру корабля – 25 000 рублей, старшим и средним офицерам – по 5 000 рублей, младшим офицерам – по 1 000 рублей, матросам – по 500 рублей. каждому.

Экипажу самолета, потопившему миноносец или подводную лодку противника, выдавалось: командиру и штурману – по 10 000 рублей, стрелкам-радистам – по 2 500 рублей каждому. Если в потоплении корабля принимало участие несколько экипажей, денежная награда распределялась между ними решением Военного совета флота.

 

Как солдат мог потратить деньги?

Несмотря на то, что денежное довольствие выплачивалось регулярно, потратить его военнослужащие в полном объеме не могли, так как необходимым обмундированием и продовольствием их обеспечивали, а торговли в той форме, в какой она существовала в мирной жизни, во фронтовых условиях не существовало.

И тогда военнослужащим была предоставлена возможность помогать своим родным и близким в тылу. Деньги с фронта зачастую были единственным источником дохода в семьях, особенно в деревнях, именно они помогали многим семьям выжить в нелегких военных условиях.

Для перевода денег нужно было обратиться в финансовую часть, где солдату выдавали расчётный лист к денежному аттестату. В нем была указана фамилия, имя и отчество солдата или офицера, воинское звание, размер должностного оклада и надбавки за выслугу.

Он мог перечислить деньги любому человеку по своему выбору, вне зависимости от степени родства. Для перевода денег нужно было указать фамилию, имя, отчество получателя, его домашний адрес и название военного комиссариата, где будут выдаваться наличные. Никаких иных документов не требовалось.

У офицеров с мая 1942 года появились расчетные книжки – документ, при предъявлении которого выплачивали денежное содержание. В ней делали соответствующие отметки. Фактически это была личная бухгалтерская книга офицера. Она упрощала получение денег при переводе в другую воинскую часть или попадании в госпиталь.

Как пример – данные копии одного из аттестатов. Принят к оплате Ленинским РВК Карагандинской обл. Казахской ССР 27 мая 1944 г. за № 248/22. Ст. лейтенант Иван Алексеевич Б. с окладом 800 руб. и надбавкой за выслугу лет в 40 руб. в месяц поручает выплачивать Лидии Фёдоровне Ш. 500 руб. ежемесячно в срок с 1 мая 1944 г. по 1 мая 1945 г. (адрес места пребывания). Нетрудно подсчитать, что у военнослужащего оставалось на личные нужды 340 руб. в месяц.

 

Кроме того, полевые учреждения Госбанка СССР на фронте привлекали сбережения военнослужащих во вклады. Документом, подтверждающим факт открытия военнослужащим счёта в полевой кассе или отделении Госбанка СССР, являлась вкладная книжка.

Вкладная книжка Государственного банка СССР. Образец, 1940-е годы.

В случае смерти военнослужащего командование части передавало вкладную книжку в ближайшее полевое учреждение Госбанка для исполнения завещательного распоряжения вкладчика – розыска лица, которому завещан вклад.

Эта работа занимала особое место в работе полевых учреждений Госбанка.  Они учитывали поступившие к ним вкладные книжки погибших, умерших, пропавших без вести, а также убывших по неизвестному адресу военнослужащих и устанавливали строгий контроль за их сохранностью. Затем деньги погибших, оставивших завещательные распоряжения, перечислялись конторам Госбанка на местах для выплаты наследникам, а вклады без завещательных распоряжений и вклады военнослужащих, пропавших без вести, переводили в Управление полевыми учреждениями Госбанка. В его составе был создан специальный отдел для хранения вкладов и розыска их владельцев или наследников.

Многие военнослужащие также направляли свои денежные средства в Фонд обороны или Фонд Красной Армии.

 

Партизанская кубышка

Денежное довольствие получали и партизаны. Порядок денежного обеспечения партизан был определён Постановлением Государственного комитета обороны СССР № 1567 от 9 апреля 1942 г. за подписью И.В. Сталина.

Пособие партизанам назначалось фронтовыми штабами партизанского движения. Размер пособия соответствовал размеру получаемой человеком до вступления в партизанский отряд средней зарплаты или стипендии. По понятным причинам не у всех партизан были с собой справка о среднемесячном доходе. В таком случае было достаточно удостоверения с работы или студенческого билета. Размер пособия при этом был минимальным и составлял 300 руб. в месяц для рабочих и служащих, 100 руб. в месяц для учащихся, получавших стипендию.

Верхняя граница минимального партизанского пособия составляла 750 рублей. Такое пособие получали командир партизанского отряда и военный комиссар. Примечательно, что военнослужащие и сотрудники НКВД, направленные или вступившие в партизанские отряды, продолжали получать денежное довольствие и пособия как военнослужащие. Если они занимали должности командиров партизанских отрядов, а предыдущий военный оклад был ниже установленного для их новой должности, то оклад им выплачивался в размере, установленном для партизан.

Как же происходила выплата пособия партизанам? Пособие получали члены семьи партизана или любые другие лица, которых он указал в финансовом документе как получателя. Партизан сам определял объём передаваемой суммы пособия – всей суммы или части, оставляя за собой право получения другой его части лично по возвращении из партизанского отряда.

В случае гибели партизана неполученная им часть пособия выплачивалась тому человеку, которому производилась выплата первой части.

Выплачивались пособия лично получателю наличными деньгами из кассы райвоенкомата, либо переводом денег в адрес получателя через органы Наркомсвязи или по именным чекам через местное отделение Государственного банка СССР, как тогда назывался Банк России.

 

 

 

 

 

 

 

  1. 5
  2. 4
  3. 3
  4. 2
  5. 1
(21 оценка, в среднем: 4.2 из 5)