Альманах Победы. 5-й выпуск

Воспоминания наших студентов ценны не только как фрагменты гигантского полотна военного времени. Записанные воспоминания укрепляют и оживляют связь с родными и близкими, прошедшими через Войну, объединяют поколения рода.

Предлагаем вам новые материалы наших учащихся.

 

Героям Великой Победы посвящается…

 

Студентка факультета здоровья и безопасности Камалутдинова Разида Нурутдиновна рассказала историю своего отца.

 

 

Студентка психологического факультета Курмаева Аида Фаритовна поделилась историей своих родителей

 

 

Моему отцу, Фариду Хамидулловичу, и маме, Разие Давлятовне, было 17 лет, когда началась война. Вопрос об эвакуации не стоял: ехать было некуда,  везде свои трудности, а вероятнее, все были уверены, что в Москву фашисты не войдут. Небо Москвы защищали очень хорошо: зенитные орудия, прожекторы, ослеплявшие противника, аэростаты. А подходы к Москве защищали до последнего солдата, всем известно изречение: «Отступать некуда – позади Москва». Все, кто не ушел на фронт, но был трудоспособного возраста, даже старики и дети, составили надежный тыл.

 Аллея памяти 
Возраст у папы был не призывной, и он пошел работать на Люблинский литейно-механический завод, где трудился его отец. Это был один из крупных на тот момент заводов, изготовлявших основные металлические детали и узлы к ходовой части железнодорожных вагонов, а в войну добавилось производство деталей военной техники и минометных орудий. На этом заводе он проработал все военные годы.Рассказывал, что в осенне-зимнее время в цехе было очень холодно, а работали по 12-15 часов, уста вали и в короткий перерыв на обед старались быстро поесть и посидеть, погреться в другом цехе, где работали печи. В один из дней товарищ по работе влез на остывающую печь, быстро согрелся и заснул. В технологической цепочке этого цеха печи включались и выключались попеременно. Через какое-то определенное время в эту печь подали топливо, печь разогрелась очень быстро, и спящий на ней рабочий так и не проснулся: погиб, сгорел.

В цехе, где работал папа, листы металла соединяли клепками под штамповочными прессами – грохот стоял почти такой, как от работы минометных орудий, детали которых изготавливал завод.

После окончания войны папу на 4 года призвали в армию в железнодорожные войска, службу проходил в Карелии. После демобилизации в 1951 году и работал, и продолжал обучение в вечерней школе рабочей молодежи; получил среднее образование.

В начале июня 1941 года мама поступила на бухгалтерские курсы, но, несмотря на начавшуюся войну, образовательное учреждение не прекратило свою работу и все успешно завершили обучение. О любимой работе пришлось на время забыть: были востребованы другие профессии, и она пошла работать в швейную артель (так назывались швейные мастерские), где уже работала ее мама. У меня сохранилась мамина трудовая книжка (маленькая корочка) с записью, что в декабре 1941 года ее приняли на работу в качестве швеи-мотористки.

В цехе были установлены электрические швейные машинки, работа на которых требовала большого внимания. Часто из-за отсутствия опыта и должной сноровки или от большой усталости (засыпали за работой) работницы прошивали свои пальцы вместе с тканью. Шили маскировочные халаты для зимнего и летнего периода, солдатскую форму, рукавицы, а в другом цехе вязали носки, шапки, варежки, то есть  все, что нужно было для фронта. Устанавливались дневные нормы, которые необходимо было выполнить, и не было различий и скидок на возраст.

Мама вспоминала, как со старшей двоюродной сестрой ездила в Рязанскую область выменивать какие-то вещи на картошку. Билеты невозможно было купить, да и дорого, не по карману, поэтому ехали как зацеперы, прячась и убегая на остановках от контролеров. На одном из перегонов у мамы соскользнула рука, и она чуть не упала с поезда на полном ходу – хорошо, что сестра помогла удержаться.

Несколько раз в составе группы мама помогала тушить зажигательные снаряды.

Она рассказывала, как 9 мая 1945 года рано утром шла на работу: на улицах стояли патрули, которые не пропускали за оцепление.  Мама объяснила, что она спешит, потому что опаздывать на работу нельзя (за опоздание были серьезные наказания). И тогда ей сказали, что война закончилась, сегодня большой праздник, не рабочий день (радио было не у всех). Такого праздника, какой был 9 мая 1945 года, она не помнила: от салюта и прожекторов было светло как днем! Было впечатление, что вся Москва вышла на улицу поделиться радостью, ликование было в прямом смысле всенародным.

А после войны мама вернулась к бухгалтерской работе и стала очень хорошим специалистом.

Решив написать о родителях, я поняла, как мало я знаю об их жизни в те военные годы. Все казалось, что успею расспросить, а сами они редко говорили о войне. Вспоминая их редкие рассказы, начинаю чувствовать, с какой силой и уверенностью они пережили войну. Хочу надеяться, что я правильно поняла и усвоила их опыт.

С праздником Победы, праздником стойкости, мужества и торжества мирной Жизни!

 

Студентка факультета массовых коммуникаций и информатики Людмила Николаевна Горбачева рассказал нам историю своего дяди — Горбачева Филиппа Демидовича, бойца Западного фронта, и сделала видео о сражениях, в которых он принимал участие.

Западный фронт был сформирован в июне 1941 года. Боевой путь части фронта начали в Белоруссии, приняв первые мощные удары немецких сил. В числе множества военных операций войска фронта участвовали в обороне Москвы и успешном контрнаступлении; были задействованы в Курской битве, переломившей ход войны; в Смоленской операции, которая принесла свободу части Калининской области, Смоленской области и стала началом освобождения Белоруссии.

В разное время во главе фронта стояли: Д. Г. Павлов, А. И. Еременко, С. К. Тимошенко, И. С. Конев, Г. К. Жуков, В. Д. Соколовский, И. Д. Черняховский.

Познакомиться с видео Вы можете по ссылке.

 

Выпускница программы «Экскурсоведение» Маргарита Чуканова подготовила большой материал о своих родственниках, отдавших жизнь за Победу.

Истории светлой памяти и глубокой скорби, короткий, но очень яркий, насыщенный и одновременно с тем чудовищно нелепый отрезок жизни, так внезапно оборвавший судьбы близких нам людей. Я выражаю искреннюю благодарность своему двоюродному брату Евсикову Александру Сергеевичу за терпеливо и последовательно проделанную работу по восстановлению событий того отрезка жизни, свидетелями и участниками которых были наши родственники.

От повестки к фронту: боевой путь призывника в годы войны

С чего начинался боевой путь призывника летом 1941 года? Бесспорно, с повестки.  

В городах повестку приносили на дом, в деревнях и селах  в сельсовет.  

Единого бланка повесток не существовало, они могли отличаться друг от друга в зависимости от военкоматов.  

Но всегда в повестке четко указывалось несколько пунктов: набор документов, которые необходимо было иметь при себе, одежду и обувь по сезону, запас продуктов на несколько дней. Время и место сбора, а также ответственность за опоздание или неявку. 

 История призыва 

После нескольких дней пути команда прибывала в расположение запасного полка. Все происшествия в дороге фиксировались в документах (дезертиры, отставшие в пути, заболевшие и так далее).
По прибытии в запасную часть новобранцы поступали в так называемые ПРП (приемно-распределительные пункты) или ПРБ (приемно-распределительные батальоны). В солдатской памяти они сохранились как «приемники». В частях, не имеющих таких ПРП, карантин, изучение и распределение производилось одним из подразделений.


ПРП выполняли следующие функции: проверка документов прибывших, регистрация и размещение, карантин и санитарная обработка, дальнейшее медосвидетельствование (силами гарнизонной медкомиссии). Всего новобранцы находились в таких ПРП около двух недель. За это время командование части изучало их документы, уровень образования, наличие воинских навыков, политические качества. В зависимости от результатов такой проверки происходило распределение новобранцев по соответствующим подразделениям запасной части. В запасных частях РККА готовили специалистов по нескольким ВУС: стрелков, минометчиков, артиллеристов, связистов, саперов, пулеметчиков и танкистов. Кроме того, на специальных курсах готовили младший командный состав. В среднем призывники находились в таких учебных лагерях 1,5 – 2 месяца, затем принимали присягу и в составе маршевых рот отправлялись в действующую армию и далее на фронт.

 

 

Шалаев Сергей Иванович, 1910 г. рождения.

Родился в дер. Квашнино Пичаевского района Тамбовской обл.

Военно-пересыльный пункт: 37 зсп

Погиб в июле-августе 1941 года под Смоленском.

Осталась жена и два сына 12-ти и 9-ти лет.
Числится пропавшим без  вести.

Военно-пересыльные пункты и запасные полки

Воинское звание: красноармеец

Военно-пересыльный пункт: 37 зсп

Выбытие из воинской части: 22.08.1941

 

 

Чудом сохранившаяся довоенная фотография 1939 года, где Василию 18 лет, положила начало для восстановления картины боевого пути. На обороте фотографии надпись, сделанная рукой старшего брата Евсикова Сергея Афанасьевича.

ЕВСИКОВ ВАСИЛИЙ АФАНАСЬЕВИЧ

Годы жизни: 1921 -01.12.1942 г.

Сержант, командир башни танка Т-34  второго танкового батальона 32-й танковой бригады.

Убит в бою при атаке на деревню Малое Кропотово.

 

 Боевой путь 32 танковой бригады 

 Бригада формировалась на основании директивы зам. НКО № 725444 сс от 22.09.1941 в московском АБТ Центре (Владимир). Командиром бригады назначен полковник Ющук И.И.

28 октября 1941 г. 32-я танковая бригада была переброшена по железной дороге в г. Тула и передана в состав 50-й армии Западного фронта. Вечером 30 октября 5 КВ-1, 7 Т-34, 22 Т-60 и батальон мотопехоты – 960 человек – прибыли в Тулу и приняли активное участие в обороне этого города, а затем в разгроме немецких войск под Тулой, в освобождении Ясной Поляны.

С 30 октября по 10 ноября 1941 года в боях за Тулу бригада потеряла половину своего личного состава.

В декабрьских наступательных боях полковник Ющук И.И. провел рейд по тылам противника на глубину 25 км, разгромив три крупных обоза противника и захватив ряд населенных пунктов, занятых немцами, включая Ясную Поляну. Под его руководством  32 танковая бригада участвовала в освобождении Калуги и преследовании противника к городу Юхнов.

К началу лета 1942 года на московском направлении сформировался классический позиционный фронт. Как только закончился период распутицы, частично разрушивший построенные зимой укрепления, и немецкие, и советские войска со всевозможной тщательностью закопались в землю. Линия фронта обросла окопами полного профиля, ДЗОТами, блиндажами, проволочными заграждениями всех видов и минными полями.

Газета «Солдат», «Подвиги уроженцев Мордовии в Козельско-Сухиничском сражении»: «Механик-водитель Т-34  32-й танковой бригады старший сержант Михаил Дмитриевич Шикунов из села Семивражка Торбеевского района 20 августа 1942 года “…умело маневрируя машиной и строго выполняя команды командира танка, <…> обеспечил точность ведения огня и неуязвимость танка. Под гусеницами своей грозной машины т. Шикунов уничтожил 4 пулемета, 1 миномет и до 20 человек солдат и офицеров. Экипаж в целом уничтожил 10 пулеметов, 1 миномет, до 40 человек солдат и офицеров, захватил 2 рации противника”».

25 ноября 1942 года бригада в составе 31 армии Западного фронта приняла участие в боях 2-й Ржевско- Сычевской операции – операции «Марс».

2-Я РЖЕВСКО-СЫЧЕВСКАЯ ОПЕРАЦИЯ (операция «Марс»: 25.11.1942 – 20.12.1942)

Осенью 1942 года началась подготовка контрнаступления под Сталинградом (операция «Уран»). Очень важно было скрыть намерения нашего командования от немцев. Кроме того, учитывалось, что как только противник попадет под Сталинградом в тяжелое положение, он попытается сразу же перебросить на помощь своей южной группировке часть войск с других направлений. Чтобы не допустить этого, Ставка Верховного Главного Командования (ВГК) предусмотрела проведение специальной, или, как ее назвал маршал Василевский, отвлекающей операции (получившей кодовое название «Марс»). Замысел операции состоял в том, чтобы одновременно с контрнаступлением под Сталинградом силами войск Северо-Западного, Калининского и Западного фронтов провести наступление в районах Демянска, Великих Лук и Ржевско-Вяземского выступа (Смоленская область), сковать там противника и привлечь на эти направления его дополнительные резервы.

Насколько неожиданной могла стать операция «Марс» для противника?

Если обобщить данные, то у историков имеются документы и воспоминания участников ВОВ (Судоплатов П.А.) о том, что в ноябре 1942 г. шла борьба советской и немецкой контрразведок на самом высоком уровне.

Немецкий агент «Гейне-Макс» (сотрудник НКВД лейтенант Алексей Демьянов – офицер связи в Генштабе РККА) сообщил вермахту, что Красная Армия нанесёт удар 15 ноября не под Сталинградом, а на Северном Кавказе и под Ржевом. Немцы ждали удара под Ржевом и отразили его. Зато окружение группировки Паулюса под Сталинградом явилось для них полной неожиданностью.

В результате открытого сосредоточения сил и неоднократного переноса даты начала операции немцами при помощи воздушной и наземной разведки, а также перебежчиков была вскрыта ударная группировка фронтов, установлен примерный оперативный замысел. Совершенствование обороны велось именно на направлениях будущих ударов. Эшелонированные оборонительные позиции (несколько полос) включали в себя окопы полного профиля, укрытия для личного состава и боевой техники, ложные позиции, противотанковые рвы, отсечные позиции, ДОТы (Долговременная Огневая Точка), ДЗОТы (Деревянно-Земляная ОТ), обширные минные поля – противотанковые и противопехотные. Трофейные русские танки, захваченные в ходе боев 1941–42 гг., были вкопаны в землю в качестве неподвижных ОТ.

Артиллерией были пристреляны рубежи в местах возможных прорывов, на просеках и узлах дорог. Помимо немецкой обороны как таковой, проведению наступления препятствовала местность: леса с мачтовыми соснами, покрытые снегом болота, занесенные немногочисленные дороги, глубокие балки. Немецкий офицер Рудольф Штейнер отмечал (письмо снято разведкой с убитого): «Здесь один может задержать сотни. Зимой в этом царстве снега, где всё простреливается из наших зарытых в землю крепостей, умелый огонь творит чудеса. Мы будем вести борьбу с русскими, не показывая головы. Они увидят перед собой только безлюдные снежные холмы, из-за которых обрушивается незримая, но тем более страшная смерть».

СЫЧЕВСКАЯ МЯСОРУБКА (30 ноября 1942 г.)

Из журнала боевых действий 4 гвардейской кавалерийской дивизии: «В 10.40. после 40 мин. артподготовки наши части вновь перешли в наступление. В 12.30. части дивизии вышли и ведут бой…13-й;…16-й. 11 гвардейский кавалерийский полк  совместно со стрелковыми частями овладел Малым Кропотово. Части дивизии понесли большие потери, которые уточняются».

В немецкой сводке отражен ход тех событий: «30 ноября, после обычной артподготовки, русские силами одного пехотного полка и примерно 45 танков ворвались в Малое Кропотово (правый фланг 5-й танковой дивизии, точно на север сектора подполковника Рейссингера) и выдвинули крупные силы, в том числе танки, в долину (овраг) к юго-западу от населенного пункта. Чтобы устранить угрозу на левом фланге, Рейссингер отправил навстречу противнику капитана Келера с учебной ротой, танковой ротой и четырьмя штурмовыми орудиями. В полдень Келер застал противника врасплох, обойдя его слева, и за двадцать минут русские лишились примерно одного батальона, 20 танков, 7 противотанковых пушек и двух зениток. Несмотря на успех, Келеру не удалось перевести дух: требовалось еще прояснить обстановку в Малом Кропотово».

В бою за Малое и Большое Кропотово в этот день погибли многие наши воины, в том числе командир 200-й танковой бригады Герой Советского Союза подполковник В. П. Винокуров и командир 6-й мотострелковой бригады старший батальонный комиссар Е. Ф. Рыбалко. 14 апреля 1943 года погибший В.П.Винокуров найден возле танка Т-34 (с надписью «Сталин») в овраге в 1 км южнее деревни Малое Кропотово (похоронен в парке города Сычевка).

Оставшиеся в глубине обороны 103-й и 124-й кавалерийские полки 20-й кавалерийской дивизии, 12-й гвардейский полк 3-й гвардейской кавалерийской дивизии, отдельные части двух других полков той же дивизии образовали так называемую группу полковника Курсакова (около 900 сабель). Она перешла к партизанским действиям и вышла к своим только в январе 1943 г.

К ночи 30 ноября только слепой еще не успел понять, что русское наступление в этом секторе потерпело поражение.

1 декабря 20-я гвардейская стрелковая дивизия и 32-я танковая бригада атаковали Малое Кропотово. Наши части понесли потери и отступили к исходному району. В бою погиб командир 2-го танкового батальона 32-й танковой бригады майор Агалаков Семен Алексеевич.

В этом бою погиб командир башни танка Т-34 второго танкового батальона сержант Евсиков Василий Афанасьевич.

В этом же бою погиб механик-водитель танка Т-34 второго танкового батальона старший сержант Шикунов Михаил Дмитриевич.

Потери танков бригады 1 декабря составили 4 КВ; 3 Т-34; 1 Т-70, повторная атака принесла потерю еще 2 КВ и 2 Т-34. При этом все танки остались не эвакуированными в 400 метрах – 1 километре восточнее и северо-восточнее Малого Кропотово, а погибшие танкисты – в своих застывших на поле боя танках.

Потери 32-й танковой бригады (погибших и пропавших без вести) 1 декабря составили 37 человек.

Ржевский выступ, «ржевская дуга» стала для обеих армий «черной дырой», которая притягивала войска и поглощала их.

Это были победы противника, и это  были  наши страшнейшие трагедии. Война не бывает однозначно успешной. А исторические страницы  обязаны быть полными и достоверными. Да, это горькая правда. Она ведь, эта горечь, дорога многим, кто прошел через «ржевскую мясорубку». Советские войска сковали здесь большое число немецких войск, ежедневно перемалывали живую и материальную силу врага. Это подтачивало гитлеровскую военную машину и подготавливало почву для поражения Германии.

Информация о донесении 2763806 

Номер донесения:4

Тип донесения: Донесения о безвозвратных потерях

Дата донесения: 02.01.1943

Название части: 32 ТБР

Информация из донесения о безвозвратных потерях 

Фамилия   Евсиков 

Имя Василий 

Отчество  Афанасьевич 

Год рождения 1921 

Место рождения Смоленская обл., Козельский р-н, дер. Звягино 

Последнее место службы   32 тбр 

Воинское звание    сержант 

Причина выбытия     убит 

Дата выбытия 01.12.1942г. 

Первичное место захоронения  Смоленская обл., Сычевский р-н,  д. Малое Кропотово, юго – восточнее, 800 м. 

 

АРИСТОВО. ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ ПАВШИМ

В марте 43-го закончились бои в районе Хлепня. Наши войска уходили вперед, оставляя позади поле сражения, изрытое воронками и траншеями, усеянное разбитой техникой, оружием, боеприпасами, трупами лошадей. Батальоны уходили на запад. В начале марта оставленное поле битвы еще было покрыто снегом. С приближением весенней оттепели начала раскрываться страшная картина того, что происходило в этих полях прошедшей зимой. Тающий снег словно листал день за днем книгу ожесточенных боев, начав с конца, приближаясь к первой странице, к самой сути происходивших здесь событий. Книга эта полна была страданий, ярости и героизма. А сутью её была смерть –  беспощадная и противоестественная. Мы вряд ли сможем представить себе тот ужас, который должен был испытать тот, кто видел ту весну на берегах Вазузы и Осуги. Самым ужасным в этой кровавой картине были непогребенные тела павших. На склонах безымянных высот, в многочисленных ручьях, на подступах к сожженным деревням, среди искореженного металла плечом к плечу лежали пехотинцы, кавалеристы, танкисты, артиллеристы, и погибшие в конце ноября 42-го, и те, кто пал в последних штурмах опорных пунктов врага.

23 марта 43-го в районе боев 20 армии началась работа по погребению трупов военнослужащих. В начале к этой работе были привлечены 28 саперов, 41 красноармеец и 7 человек медперсонала. В дальнейшем количество участвоваших в захоронении пришлось увеличить. С 26 апреля в работу включились еще 324 военнослужащих, включая 33 сапера. Одновременно с перезахоронением проводилось и разминирование территории. К захоронению и разминированию Сычевским райкомом ВКП (б) и Сычевским РВК привлекалось и местное население.

 

 

Около 200-300 человек в день участвовали в этих работах под руководством специально выделенных командиров. Трупы военнослужащих хоронили в больших братских могилах, снося их с близлежащей территории. Из карманов изымались любые документы, которые могли помочь в идентификации личности бойцов и командиров –  красноармейские книжки, комсомольские и партийные билеты, расчетные книжки. Согласно доклада члена военного совета 20 армии члену военного совета Западного фронта, с 23 марта по 1 мая 43-го были найдены около 2000 различных документов. По документам были установлены имена 1870 человек. Установленные имена павших и захороненных затем были внесены в именные списки. До 1 мая 1943 года были погребены 11868 человек, из которых 407 человек относились к командному и начальствующему составу. В эти же могилы легли и те участники захоронения, разминирования и очистки территории, которые погибли в результате взрывов мин, которыми была нашпигована земля. Работы по захоронению и составлению списков захороненных продолжались и после 1 мая.

Общее количество погребенных на сегодняшний день неизвестно.

 

 

  1. 5
  2. 4
  3. 3
  4. 2
  5. 1
(2 оценки, в среднем: 5 из 5)