Альманах победы. 2-й выпуск

Дорогие друзья, мы очень рады, что идея нашего альманаха получила от Вас замечательную поддержку!

Мы получили большое количество материалов, очень искренних, трогательных , пронзительных историй о военном прошлом ваших близких. Сегодня мы публикуем две семейные истории и подборку стихотворений. Огромное  спасибо тем, кто поддерживает наш альманах! Выражаем надежду и уверенность, что к следующему выпуску участников альманаха станет больше!

Благодарим также за Ваши отзывы и теплые слова в адрес Серебряного университета!

 

О дедах героях 

Не ошибусь, если скажу, что Великая Отечественная война принесла горе в каждую российской семью. Погибли миллионы солдат и мирных жителей. Кто-то на поле боя, кто-то в плену, кто-то не выдержал голода, холода в блокаде, в оккупации и в тылу.

Я и мой муж не знали своих дедов, они погибли на фронте, защищая Родину, свои семьи, детей и внуков, или же умерли от ран, контузий, болезней. Мало рассказывали о войне и бабушки, пережившие потерю мужей, братьев, отцов и сыновей. Судьба женщин, ожидающих весточек с фронта, работающих на износ, чтобы спасти от голодной смерти своих детей, была горькой. Сколько слёз выплакали они над похоронками. А как тяжело было тем, кто так и не узнал о судьбах любимых, пропавших без вести. Долго этих солдат приравнивали почти к изменникам, не выплачивая вдовам и детям ни пенсий, ни пособий.

В детстве мы больше изучали историю этого страшного периода по учебникам, проводили сборы, фестивали, чествовали героев, а вот о своих дедах, к своему стыду, очень мало знали. Став старше, интересовались их судьбами, но уже не стало бабушек, а сейчас, и наших родителей – детей войны.

По крохам собирали сведения из архивов, сохранившихся писем, документов, порталов памяти.

Хочу предоставить вашему вниманию портреты и короткие справки о моих дедах – участниках Великой Отечественной войны.

А также стихи, которые я написала о них.

Студентка Серебряного университета

Зоренко Татьяна Семёновна.

 

Как жаль, что я не знала деда

Как жаль, что я не знала деда.
Дед  без вести в войну пропал.
И в сорок пятом он «Победа!»,
В Берлине майском не кричал.

Он пал героем много раньше,
В начале страшной той войны.
Его мой сын сегодня старше…
А мне про деда снятся сны.

Меня он держит на коленях,
Как дочку – мамочку мою.
Мы смотрим в печку, на поленья,
Ладони протянув к огню.

Мне дед рассказывает сказку.
И в ней добро сильней, чем зло.
Я ж, накатавшись на салазках,
Прильнула к деду. Мне тепло.

Обняв, своей ручонкой глажу,
Щетину на его щеках.
А он, прижав к груди «поклажу»,
Меня качает на руках.

И пахнет тёплым хлебом в доме,
Бабуля вяжет мне носок.
Я слышу  в сладкой полудрёме,
Как дед выходит за порог.

Не попрощавшись в этот вечер,
Закрыл плотнее нашу дверь.
Ушёл туда, где стужа, ветер,
Где воет, словно волк, метель…

Бессмертный полк

Тянется сквозь город лентой
Бесконечно длинный строй.
Я иду в полку Бессмертном,
И со мной мой дед – герой.

С  фотографий чёрно-белых
На родных своих внучат.
Наши бабушки и деды
Сквозь десятки лет глядят

Жизнь за них свою отдали
В ту далёкую войну
Молодыми погибали
На фронтах, в тылу, в плену.

Кто-то пал на поле боя,
Кто-то без вести пропал.
И идут бессмертным строем
Все, — и мал, и юн, и стар.

В этот светлый День Победы
Славим тех, кто Землю спас.
Память вечная всем дедам
И земной поклон от нас!

Алые маки
Уже три раза поднимался взвод в атаку.
Свинцовый дождь косил военных вновь и вновь.
И падали солдаты в поле алых маков.
Земля полей в себя не впитывала кровь.
Всего в ста метрах неприступная высотка.
Огонь из горла извергал фашистский ДОТ.
Уже  давно охрипла лейтенанта глотка,
Но он сипел: «Вперёд! За Родину вперёд!»
Пусть лучше смерть… Устал боец её бояться.
И, сплёвывая землю с матом на бегу,
Смог, как заговорённый, вверх солдат взобраться,
Метнул вперёд гранату, выдернув чеку.
Раздался мощный взрыв. Его однополчане
Бежали мимо с криками «Ура! Ура!!!».
Успел подумать только о жене и маме.
И о  письме от них, что получил вчера.
В нём обведённая дочуркина ладошка
И отпечаток поцелуя от родной.
Его, как будто, кто-то в грудь толкнул немножко.
И рухнул, устремив взгляд в небеса, герой.
А где-то дочка, потянувшись к алым макам,
Впервые сделала два неуверенных шажка.
И на её макушку тёплый дождик плакал.
И нежный ветер щёчку щекотал слегка.
Письмо деду

Уважаемый, родной  мой дед Василий!
Ты меня совсем не знаешь, как и я тебя.
Долго же  искала  в списках по фамилии,
Сайты в интернет — портале теребя.

Разыскала, наконец, в «Мемореале».
В списке безвозвратных армии потерь
Пару букв неверно в спешке написали
В очень простенькой фамилии твоей.

Остальное совпадает: имя, год рождения,
Член ВКПб,  и адрес, где жила жена.
Как же, дед, ждала тебя бабуля Ксения.
Целых тридцать лет, как кончилась война.

Был на фронт ты в сорок первом призван.
В документе, как о прочих, писарь написал:
«Связь прекращена, не сохранились письма,
В январе красноармеец без вести пропал».

А последнее письмо пришло из Ленинграда.
Где за оборону полк вёл смертный бой.
Там погибли роты под свинцовым градом.
И ты принял смерть, конечно, как герой.

Был впечатан в землю гусеницей танка.
Смело из окопов  поднял целый взвод.
От юнца, что справа, ты услышал «Мамка!».
Чтоб спасти парнишку, бросился на дзот.

Утонул  в трясине ты при отступлении.
Со смертельной раной ты замерз в снегу…
Нет для Ксюши писем, только извещение.
«Без вести пропавший!», взорвалось в мозгу.

«Без вести пропавший»,  это не убитый.
Может при контузии память потерял?
Господи, помилуй, Ты услышь молитвы,
Пусть придёт Василий, он же обещал!

Как  в войну  и голод мне поднять сироток,
Где же взять мне силы не сойти с ума?
Неужели милый, век твой так короток.
И теперь до смерти буду я вдова?»

Пролетели годы…   Дед,  теперь с тобою
Ксюша и все  дети, где — то в облаках.
А в Полку Бессмертном я пройду весною,
Как и все, с портретом дедушки в руках.

И с собой на площадь прихвачу я внука.
Даже если будет с неба плакать дождь.
Ты взгляни внимательно. Вот какая штука.
На тебя, праправнук очень уж похож!

Под городом Ржевом

Три четверти века лежал под берёзой
Убитый под городом Ржевом сержант,
Ужаленный в грудь пулей – дурой — занозой,
Когда поднимал он в атаку ребят.

Упал в жёсткий снег, и мелькнули в сознании
Жена, дочь, сыночек, родители, дом.
Душа поднялась, оказавшись за гранью
Родимой земли, полыхавшей огнём…

У гроба две взрослые внучки склонились.
В нём – дед и останки десятка солдат.
Их тысячи в красных гробах поместились,
Убитых три четверти века назад.

Спасибо ребятам, что их отыскали,
Отрыли из Ржевской кровавой земли.
Из них лишь ничтожную часть опознали.
Сегодня их души покой обрели.

В едином строю офицеры, солдаты
В огромной могиле рядами лежат.
Теперь не нужны им почёт и награды.
Лишь мир на Земле для счастливых внучат.

 

История одной фотографии

 

Усенко Иван Иванович воевал в составе войск 1-го Украинского фронта, прошел боевой путь от г. Луцк до Берлина и Праги. За участие в боях был награжден орденами и медалями.

Историей своей семьи, связанной с этой фотографией поделилась Чистопольская Марина Борисовна, студентка гуманитарного факультета Серебряного университета, программы «Литературное творчество и журналистское мастерство».

 

 

Героям Великой Победы посвящается…

Читать
Я очень люблю эту старую семейную фотографию далекого августа 1941 года. Ее историю рассказала мне бабушка еще в детстве. На фото моя молодая бабушка Щербинина Валентина Ивановна, моя маленькая мама Милочка и родной младший брат бабушки Усенко Иван Иванович. Иван только что окончил артиллерийское училище, получил звание лейтенанта и короткий отпуск, чтобы навестить родных перед отправкой на фронт. Он приехал в город Грозный, где тогда жила моя бабушка и пригласил их с мамой в фотоателье, чтобы сделать фотографию на память. Фотограф, учитывая военную ситуацию, попросил немного погулять в парке, а сам быстро проявил и отпечатал две фотографии. Вручая их Ивану, пожелал ему вернуться с войны живым. Одну фотографию бабушка взяла с собой в эвакуацию в Среднюю Азию, а вторую Иван увез на фронт.

А еще он отдал моей бабушке свой офицерский аттестат (его денежное довольствие), который помог им с мамой не умереть от голода. Приехав в эвакуацию в Ашхабад бабушка долго не могла найти работу, без этой поддержки им было просто не выжить… Всю войну бабушка переписывалась с братом, но его письма с фронта к сожалению не сохранились…

Воевал Усенко Иван Иванович в составе войск 1-го Украинского фронта, прошел боевой путь от г. Луцк до Берлина и Праги. За участие в боях был награжден орденами «Отечественная война» 1-й степени и «Красная Звезда», медалями: «За боевые заслуги», «За взятие Берлина», «За освобождение Праги», «За Победу». Войну закончил в звании майора. А главное, он живым вернулся с фронта, к счастью сбылось пожелание старого фотографа… Всего за время службы в Советской Армии Усенко Иван Иванович был награжден 4 орденами и 14 медалями, включая юбилейные. Прошел все должностные ступени от рядового артиллериста до начальника Штаба полка и все воинские звания от рядового до полковника.

После войны закончил Артиллерийскую Радиотехническую Академию в Харькове, потом несколько лет там преподавал. В 1959 году был назначен заместителем начальника Ярославского Зенитно-Ракетного военного училища, прослужил в этой должности до 1971 года и вышел на пенсию в звании полковника. Затем до 1981 года работал в НИИ ведущим инженером. У него была прекрасная семья, трое детей. Скончался Иван Иванович Усенко в феврале 1995 года. Светлая ему память…

 

 

Частная хроника на фоне эпохи

 

Историю жизни своего дедушки Григория Исааковича Бограда рассказал Анатолий Боград, студент программы «Основы тьюторской деятельности» Серебряного университета.

 

Читать

Мой дедушка, Григорий Исаакович Боград родился в 1897 году в земледельческой колонии Доброе Херсонской губернии (Украина). Родственные связи с известными однофамильцами — односельчанами, например, женой Г.В. Плеханова – Розой Боград проследить не удается, так как во время оккупации все еврейское население села Доброе (560 человек!) было стерто с земли нацистами с помощью односельчан-немцев.
После смерти родителей Г.И. Боград с 13лет работал чернорабочим в аптеке и интенсивно занимался самообразованием. Во время гражданской войны село переходило из рук в руки. Когда в 1919г. село захватили махновцы, его арестовали и потребовали указать где в аптеке хранятся запасы золота (для нужд зубного врача). За время нахождения в каталажке успел поседеть (в 22 года). Спасла дочь старосты села – заступилась за будущего жениха (ошибочка вышла…).
В 1922г. дедушка успешно сдал экзамены в Крымский университет (самообразование + пролетарское происхождение) на медицинский факультет. Будучи студентом, соблазнил девицу из буржуазной семьи. Только свадьба (после рождения в 1924г. моего отца — Боград М.Г.) примерила его с родственниками жены.
По окончанию медфака, отработав с 1927г. по 1931г. заведующим участковой больницы в Днепропетровской области (Украина), переехал в Москву и поступил на работу к А.С. Пучкову (фактическому  основателю московской скорой помощи) в институт скорой помощи им. Склифосовского.


Параллельно, в 1933 г. был назначен старшим кессонным врачом по Метрострою первой очереди, по окончанию которой в 1935 г. за хорошо поставленную работу медицинских пунктов получил благодарность ВЦИК СССР и значок ударника Метростроя (единственное поощрение за всю жизнь).
Далее на строительстве Метростроя второй очереди руководил врачебными пунктами Арбатского и Горьковского радиусов. Дополнительно, с 1936 г. отвечал за медобслуживание по опусканию кессонов Москворецких мостов и был главным врачом поликлиники на строительстве Дворца Советов (в 90-годы на этом месте построен храм Христа Спасителя в честь воинов погибших в войне 1812г.).

В сентябре 1939 г. дедушка был призван в ряды Красной Армии в медико-санитарный батальон 100 стрелковой дивизии, где служил начальником терапевтического и эвакуационного отделений. В этой должности принимал участие в войне с Польшей («освобождении Западной Белоруссии»), а затем в войне с Финляндией («борьба с белофиннами»).

После мобилизации в мае 1940 г. был направлен наркомом здравоохранения СССР в качестве директора и гл. врача двух санаториев курорта «Друскеники» (в Западной Белоруссии, сейчас территория Литвы) для организации первого курортного сезона.

Сотрудники и отдыхающие санатория «Друскеники», 1940г.

По завершению сезона Боград Г.И. был командирован на должность главного врача вновь открытой поликлиники завода «Каучук» г. Москва.
23 июня 1941г. был призван в ряды Красной Армии и служил до конца войны начальником военно-санитарного поезда ВСП №47 (военврач 3ранга), обеспечивая эвакуацию раненых (с фронта) в стационарные госпитали.
В ВСП №47 с 1942г. (доброволец — в 15 лет) началась воинская служба младшего сына (моего дяди – А.Г. Боград), который после войны связал свою жизнь с медициной.

 

По возвращении с фронта дедушка скоропостижно (сердце!) скончался в июне 1945г. Похоронен на Востряковском кладбище (участок 43). На соседней линии похоронен односельчанин — генерал П.Л. Боград.

Ему было, что рассказать внукам, однако первый появился только через год. Это был – я.
Символично, мы оба родились — 21 октября.

 

 

  1. 5
  2. 4
  3. 3
  4. 2
  5. 1
(13 оценок, в среднем: 4.2 из 5)